icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Тверское время
20:08
Пятница, 14 Мая
Рекламный баннер 990x90px top

«Глаза наши встретились…»

2017-03-16

(И цикла публикаций краеведа и журналиста Татьяны Горской о нашем земляке графе А. А. Игнатьеве. Начало в №№5, 7)

 На Новодевичьем кладбище в одной могиле лежат Алексей и Наталья Игнатьевы, русский граф и французская балерина. Об их любви говорили надменно: - мезальянс. А они прожили вместе 40 лет, вместе «в радости и беде»...

«Париж, 19 февраля 1914 года.

С этой даты началась моя вторая жизнь, как будто я проснулась после тягостного сна, как будто воскресла, как будто предыдущей жизни не быва­ло...

Большой бал в «(Grand Opera»... По­вернув голову к входной двери, я замер­ла. Сердце мое дрогнуло...  На пороге стоял статный белокурый великан в вечернем фраке с орденом Почетного легиона в петлице. Глаза наши встре­тились и больше друг от друга не отрывались...»

Похоже на строки романа о любви, заполнено которыми наше время. Как и такие:

«Я встретил ее на большом балу в театре «Opera». Она была в платье из мягкого шелкового бархата цвета красной герани, с бриллиантовой диа­демой на голове. Лучистые глаза и ос­ветившая для меня в эту минуту весь мир улыбка сразу мне сказали, что она родная, русская».

Встретились аристократ и актриса. Соединили свои судьбы. Хеппи энд...

В жизни все сложнее, тяжелее, пре­краснее.

Алексей Алексеевич Игнатьев про­исходил из старинного служилого дворян­ского рода. Дед, Павел Николаевич, был директором Пажеского корпуса, а закон­чил жизнь председателем комитета ми­нистров при Александре II. В 1877 году род возведен в графское достоинство. Отец, Алексей Павлович, был генерал- губернатором крупных российских губер­ний. Членом Государственного Совета. Мать - княжна Софья Сергеевна Ме­щерская, из Рюриковичей.

Молодой граф Алексей Игнатьев за­кончил Пажеский корпус, самое приви­легированное военное заведение в Рос­сии. Нес службу при дворе императри­цы. Несколько лет в Кавалергардском полку, «Рыцарской гвардии» император­ской России. Учеба в Академии Гене­рального штаба. Дипломатическая карь­ера в Европе. Блестящий путь, предоп­ределенный, похоже, выходцу из графско-княжеско-генеральских кругов.

Но была еще русско-японская война, куда Игнатьев пошел добровольно. Было убийство отца, графа Алексея Павлови­ча, в здании Тверского дворянского со­брания - эсером (или с помощью охран­ки, что серьезно подозревали в семье). Были просторы и люди ржевских мест, где стояло родовое поместье Чертолино. И - свое - ощущение родины через все это, оставшееся в памяти.

Таким был 37-летний военный агент (представитель) России во Франции граф Алексей Игнатьев в начале 1914 года. Добавим, женат на милой петербургской барышне из хорошего рода.

Наталья Труханова (в девичестве Бостунова), дочь актера и обрусевшей француженки, выучилась на актрису, уехала с матерью в Париж и спустя годы стала известной танцовщицей. Дорогие туалеты и драгоценности, престижные знакомства и претенденты на звание «близкого друга» (скорее всего, и обес­печивающие шикарную жизнь).

В общем-то, предосудительная жизнь в глазах высшего общества. И се­рьезный союз с русским графом - это, конечно, мезальянс. А он стал серьез­ным с первых дней знакомства.

«Господи! когда тебя увижу? Сжалься». «Я счастлив твоей любовью - доро­гая, не оставляй, не пренебрегай ею. Я этого не переживу». (Строки из писем через год, через два после первой встречи.) И одновременно - грязные анонимные доносы из Москвы, здесь, в Париже (из окружения покинутой жены, в том числе). Что ж, злые языки страш­нее пистолета.

Роман происходит на фоне мировой войны. Россия и Франция - члены обще­го союза - Антанты. И роль военного аген­та в дипломатии, разведке, кредитах, поставках вооружения огромна и везде­суща. К тому же во Францию прибывает русский экспедиционный корпус, и здесь свои проблемы, особенно ближе к 1917-му, революционному, году.

Русская по отцу, окончательно став­шая ею по любимому человеку, Наталья Труханова создала в своей квартире ат­мосферу малой родины, с ее языком, ее напевами и плясками, гитарными переборами. Да и сам граф Алексей Алексеевич любил песни военной молодости, своего кавалергардского полка...

Пришло время, и стал возможен развод, и оформлен в мэрии официальный брак. Наталья Труханова теперь Игнатьева. Впереди – возвращением Россию (откуда уезжала бедной артисткой) уже графиней, супругой крупного дипломата, в генеральском чине (получен при Временном правительстве), владельца богатейшего
подмосковного имения Ольгово, полученного в годы войны от Апраксиных, родственников по матери.

Таким представлялось будущее. Но - вступая в брак, дают обещание быть вместе «в радости и в беде».

Наталья Труханова этот обет сдержала, когда Октябрьские события 1917-го года отняли богатства мужа и его чины. Бывший граф, человек чести сохранил для России, какое бы название не носила она теперь, средства, предназначавшиеся для закупки оружия во Франции. Этот счет открывала только его подпись. Отвернулась от него эмиграция, отказалась семья. «Они просили никогда ничем о себе не напоминать.  И мать…», - опустив голову, сказал он своей Наташе.

Французские родственники требовали  от Натальи Владимировны порвать с безумцем, готовым погубить и себя и её. Ей отказали в концертной деятельности, пришла нужда...

И в радости, и в горе...

Оставлена красивая квартира, проданы драгоценности, любимая антикварная коллекция вееров. «Красные граф и графиня» возделывают огород и выращивают шампиньоны.

Передав деньги с банковского счета представителям Советской России, Иг­натьев просит разрешения вернуться на родину. Но восемнадцать лет проходит­ся жить за рубежом. Работа в советском торгпредстве, советские паспорта и даже командировка в Москву в 1931 году (откуда супруги смогли посетить Чертолинские места) - все вошло в это долгое время ожидания.

И, наконец, 1937-й. Отъезд в Советский Союз, окончательный и радостный. Впрочем, и драматический. На снимке рядом с супругами две женщины. Мать
Натальи Владимировны тоже едет в Москву. Графиня Софья Сергеевна Игнатьева навсегда прощается с сыном (давно
простив ему «предательство»). Старая, больная женщина, русская аристократка из Рюриковичей, всегда с болезненной любовью вспоминавшая маленькое ржевское поместье Чертолино...

А Наталья Владимировна, пусть через двадцать лет, могла гордиться мужем: вновь стал генералом (комбригом), работал редактором в Воениздате, писал воспоминания, издал книгу «50 лет в строю» уже как член Союза писателей СССР.

Известность, достойная жизнь, любовь несравненного «Лешечки». Как же права оказалась она, сделав свой выбор сорок лет назад...

Алексей Алексеевич Игнатьев ушел из жизни в 1954 году. Два года приезжала к дорогой могиле на Новодевичьем клад­бище его любимая женщина. А когда по­няла, что сдало сердце, и вызвала «ско­рую», не позволила санитарам выносить себя. Накрасила губы, надела шляпку и сама спустилась по лестнице высотного дома на площади Восстания. Прощаясь с таким необыкновенным прошлым.

Они лежат в одной могиле старого московского кладбища. Двое, встретив­шиеся на балу в парижской «Сгапй Орега» 19 февраля 1914 года.

...Из воспоминаний Натальи Трухановой. «Он встал вдруг на одно колено.

- Наталья Владимировна, верьте, мы будем жить и умирать вместе... Спросят Вас: «Чья Вы?» - И Вы должны ответить: «Алексея Алексеевича Игнатьева!..»

Татьяна ГОРСКАЯ.

 

 

 

 

249

Оставить сообщение: