icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Тверское время
00:08
Среда, 27 Октября
Рекламный баннер 990x90px top

Врач и фельдмаршал

2017-02-13

Начальник лагеря для пленных генералов

7 сентября 1939 года Мотова призвали в 3-й запасной стрелковый полк, и всю финскую кампанию он провел на фронте вместе с племянницей Ангелиной Немиловой, окончившей в 1938 году  военно-медицинскую академию, и ее будущим мужем  Николаем Ивановичем Гольдбергом, преподавателем академии.

В феврале 1941 года Василия Васильевича демобилизовали с должности начальника санслужбы 73-й дивизии, но в июне вернули в строй. После освобождения Твери он был санитарным врачом гарнизона, затем  организовал санитарное управление армии генерала Берзарина в составе нового, Северо-Западного фронта, и был его инспектором. В прошлом у обоих было немало общего.

В начале 1943 года сразу после Сталинградской битвы, когда был взят в плен генерал-фельдмаршал Паулюс и другие немецкие генералы, Василия Васильевича отозвали с фронта в Москву, где начальник медотдела Главного управления по делам военнопленных (ГУПВИ) Стрижев объявил ему о назначении начальником санчасти лагеря № 48 для пленных генералов.

В качестве медсестры (единственной) он взял с собой дочь Татьяну, которая, прервав учебу на IV курсе истфака Московского пединститута, работала в прифронтовом госпитале. В 1938 году, не имея возможности поступить в военно-медицинскую академию, она одновременно с окончанием десятилетки прошла практику и сдала все экзамены за медтехникум.

Стрижев, прощаясь, сказал доктору: «Надо принять все меры, чтобы Паулюс был на ногах и постараться настроить его так, чтобы он принял участие в антифашистском движении пленных немецких офицеров».

Лагерь разместили в одном из монастырей древнего Суздаля. По настоянию Берии лагерь вскоре перевели в более безопасный лесистый Тейковский район Ивановской области, в бывшую усадьбу в селе Чернцы. Летом 1944 года Паулюс, находясь на бывшей даче Ягоды в Лихоборах (недалеко от метро "Речной вокзал" в Москве), сделал заявление в поддержку выступления в Германии оппозиционно настроенных военных против Гитлера. От их имени обратился тогда к германскому народу бывший начальник генштаба генерал-полковник фон Бек, после провала заговора вынужденный застрелиться.

Этот шаг Паулюса, которого Гитлер считал одним из наиболее преданных офицеров и которому вверил лучшую армию, был многозначителен, а путь к нему долог и нелегок.

В Чернцах с Паулюсом и другими генералами постоянно общались Василий Васильевич как врач, его дочь, оперативный переводчик, позднее замначальника  оперотделения Лебедев (ее будущий муж) и начальник отделения Пузырев.

С немецкой стороны к Паулюсу был наиболее близок полковник Адам, бывший адъютант 6-й армии. В момент ее окружения он проводил отпуск в Германии, по возвращении был занят подготовкой войск для прорыва кольца окружения  извне и вернулся в Сталинград, когда 6-я армия оказалась в отчаянном положении.

Василий Васильевич сумел найти взаимопонимание с Паулюсом и Адамом, находившимися после пленения в плохом физическом состоянии и глубоком нравственном кризисе. Сближало то, что все трое прошли Первую мировую войну.

Как только согрелась земля, наш доктор, будучи страстным огородником и цветоводом, выделил Адаму и нескольким генералам, изъявившим желание заняться легким физическим трудом на свежем воздухе, грядки в парке, снабдил их рассадой, клубнями и семенами и в течение лета помогал добрыми советами.

Адам в книге воспоминаний «Трудное решение» писал: «В первую очередь я обязан преодолением этого кризиса трогательной заботе лагерного врача доктора Мотова»  ( Wilhelm Adam, Der Schwere Entschluss, Berlin, 1961, s.391).

«Восстановив физические силы и душевное равновесие, - продолжал Адам,- я стал более внимательно и всесторонне изучать то, что меня окружало, систематически занялся чтением”.

Паулюсу вскоре после прибытия в лагерь пришлось перенести хирургическую операцию, которую выполнил профессор Козырев. Операция прошла успешно. На вопросы, которые ему были заданы после операции, Паулюс отвечал коротко: ”Благодарю, ничего не нужно”.

По мере выздоровления настроение Паулюса улучшалось. Он занялся рисованием: писал акварелью этюды в парке, дарил их людям его окружавшим, увлекся чтением. Покидая лагерь, посетовал, что не успел дочитать Достоевского, в частности “Преступление и наказание”, и Пузырев послал ему в Москву несколько книг из лагерной библиотеки, за что тот благодарил.

После дня Победы 9 мая в Чернцы перевели из Красногорска 120 немецких генералов. Позже прибыли японцы: бывший командующий Квантунской армией Ямада, молодой принц Коноэ. Контингент вырос до 250 человек.

Василий Васильевич был в отношении всех пленных предупредителен, деликатен и дипломатичен, не раз шел на конфликт с лагерным начальством, когда речь заходила о возможном отступлении от правил содержания военнопленных, предусмотренных международными соглашениями.

Назначение в Чернцы явилось результатом всей его многосторонней деятельности. Что называется врач от бога, прекрасный диагност, с больными он был строг, мог осадить расслабившегося,  добиваясь, чтобы тот помогал себе сам, без чего, по его убеждению, не было бы лечебного эффекта. Приговаривал: «Если болезни потакать, то челюсти захлопнутся». Кое-кто считал его за это грубым.

Он никогда не боялся признать свою слабость перед каким-либо сложным болезненным фактором, привлекал для консультаций знакомых профессоров Ивановского мединститута. С известным хирургом Хавкиным, женатым на сестре актера Марка Прудкина, дружил семьями.

В сложных случаях не пренебрегал советами других, сведущих в медицине людей. Например, к одному из самых тяжелых больных он как-то пригласил местного фельдшера к глубокому того удивлению.

Он всегда считал, что для постановки правильного диагноза надо знать условия жизни больного, постоянно работал над совершенствованием методов диагностики, разрабатывал новые методы лечения, в частности сложных переломов костей. В 1944 году  Василий Васильевич был награжден орденом «Знак почета».

 

Последние годы жизни

После расформирования лагеря в 1956 году  он составил смету его переоборудования в дом отдыха МВД, а когда было решено устроить там интернат для детей-сирот, остался при нем врачом, отказавшись от квартиры в Иванове, заявив: "Что я буду делать в этом каменном мешке?!"

Каждого поступавшего в интернат ребенка он внимательно осматривал сам,  и с его слов заполнялась специальная карта с необходимыми рекомендациями. В интернате под его наблюдением были организованы нормальное питание и досуг детей.

Одновременно он работал в местной больнице, пока в 1963 году не прислали  в больницу и интернат двух выпускниц ивановского мединститута. Доживал в Чернцах, передавая молодым свой богатый опыт, и до самой кончины активно занимался охраной природы, являясь председателем охотничьего общества. Похоронен вместе с супругой, с которой прожил 53 года, в Чернцах рядом с небольшим немецким кладбищем. 

Его правнук Дмитрии Лебедев стал одним из руководителей ивановской фирмы «Нейрософт», выпускающей медицинскую аппаратуру, в частности используемую  космонавтами.

Василий МОТОВ, племянник.

За любимым занятием – на охоте.

Подполковник В. В. Мотов  с внучкой Мариной.

Татьяна Лебедева (Мотова).

 

 

1885

Оставить сообщение: