icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Тверское время
16:44
Суббота, 15 Мая
Рекламный баннер 990x90px top

Выбор – служить России

2017-02-13

Род Игнатьевых – одна из любимых тем исследования краеведа Татьяны Николаевны Горской.  В память о Татьяне Николаевне и в канун юбилейной даты А.А. Игнатьева мы публикуем материал, написанный ею 15 лет назад.

Алексей Алексеевич Игнатьев, русский офицер и писатель, известен ржевитянам еще и как земляк, семья которого владела поместьями Чертолино и Зайцево. По счастью, он описал события своей незаурядной жизни в подробных воспоминаниях “Пятьдесят лет в строю”.

Под Ржевом осела одна из ветвей старинного служилого рода, известного еще в XIV веке. В девятнадцатом столетии Игнатьевы становятся крупными деятелями государства. Павел Николаевич Игнатьев (дед писателя) закончил жизнь в 1880 году председателем Комитета Министров. Его сын Николай
Павлович был дипломатом, министром внутренних дел.

Второй сын, Алексей Павлович, командовал гусарским полком в Старице, затем первым полком гвардии - кавалергардами. Здесь, в петербургских казармах, в 1877 году родился сын Алексей. Через год император возвел семейство “в графское Российской империи достоинство”. Мать будущего писателя, Софья Сергеевна, - урожденная княжна Мещерская,  здесь корни от Рюриковичей.

Со столицей пришлось расстаться. Отец на долгие годы назначен генерал-губернатором, вначале Восточной Сибири, затем киевским, волынским и подольским. При Николае II стал членом Государственного Совета. Несколько лет жизни в Сибири, затем учеба в киевском  кадетском корпусе показали юному Игнатьеву огромную страну.

К эпохе детства, как пишет он спустя 60 лет в воспоминаниях, относится и первое знакомство с русской деревней, родовым имением, принадлежавшим еще деду, Павлу Николаевичу, - Чертолином, Лаптевской волости. Там отец проводил с семьей все свои служебные отпуска, и туда же съезжались дети, будучи уже взрослыми. Звучат в книге  любимые писателем названия: Сишка, Воронцовский луг, Зайцевская церковь. Всплывают имена крестьян окрестных деревень, служащих отца, даже рысаков темно-серой тройки, встречавшей гостя у станции Ржев.

Сохранился снимок дере­вянного дома Игнатьевых в Чертолине. Он фактически выстроен заново в 1880-х го­дах, прежний сгорел. Исчез­ла в годы Отечественной и эта постройка, повидавшая в сво­их стенах незаурядных людей России. Оплакала погибший дом в письме сыну из Парижа Софья Сергеевна Игнатьева.

В 1894 году Алексей Алек­сеевич, представитель знати государства, поступает в Па­жеский Его Величества кор­пус, самое привилегирован­ное военное учебное заведе­ние страны. На мраморных досках - золотые буквы имен первых учеников, среди них Игнатьев находит отца и дядю Николая Павловича. “Я всту­пил в жизнь, - вспоминает он, - как принято было говорить, “золотой молодежи”. Напом­ним, что “пажи” несли и при­дворную службу.

Из рук царицы спустя не­сколько лет получил Игнатьев младший приказ о произ­водстве в кавалергарды, полк, которым когда-то командовал отец. Затем - учеба в Академии генерального штаба, служба в кавалерийских частях. Казалось, так и пойдет успешная карьера, обеспеченная и высоким происхождением и серьезными знаниями.

Но для России двадцатый век начался немалыми потрясениями. Русско-японская война. Игнатьев немедленно подает рапорт; “я сознавал, - пишет он, - что если задержусь хоть на день, то потеряю уважение даже моих молодцов-улан". Такие были понятия у русских офицеров и аристократов.

По возвращении Игнатьев служил военным агентом России в европейских странах. Это предопределило его роль в грядущей мировой войне.

В конце 1906 года в Твери был убит отец, Алексей Павлович. Милое Чертолино, как и семья, потеряло стержень, душу...

Июль 1914-го предвещал большую войну в Европе. Полковник Алексей Игнатьев вновь военный агент в Париже. Это общение с крупными военными и государственными деятелями Франции, поездки на фронт, постоянная информационная связь с нашим военным министерством. Это организация военно-материальной и финансовой помощи союзников русской армии, в чем Игнатьев очень преуспел. Это и такая часть Первой мировой, как русский
экспедиционный корпус, - четыре дивизии, воевавшие во Франции и Греции.

Две революции, конечно, были ударом для полковника, с 17-го года генерал-майора графа Игнатьева. Семья его не мыслила России без царя, как бы ни относилась к Николаю II. Сам он, с учебы в Пажеском корпусе, не раз  сталкивался с представителями царской фамилии; потомок Рюриковичей по матери, имел в прошлом своего рода  преданность именно монархической России.

И как многие, он остано­вился на решении - служить России. Здесь нет места говорить о муках выбора. Немало страниц, страстных и горьких, посвящены в воспоминиях этому выбору, неожиданному для многих и в наши дни, что ж говорить о современниках из “своего” лагеря. Гене­рал-майор, русский граф, сын и внук крупных государствен­ных деятелей выбирает Совет­скую Россию. Да, конечно, он видел ненужную кровь наших солдат в войне с японцами; да, он самолично убедился, насколько “интересна” миро­вая война тем, кто делает деньги на поставках и сидит в чиновничьих кабинетах; да, он не испытывал уважения к пос­леднему императору, как и к некоторым деятелям буржуаз­ной демократии, с которыми ему пришлось встречаться. Но все это относится к сотням ты­сяч, если не к миллионам. Что же еще, может быть, невоз­можное высказать, мистичес­кое, подействовало на выбор “красного” графа, нам не уз­нать...

Ну, не брать же в расчет пошлые рассуждения довоен­ной эмиграции и нынешних “исследователей”, что влез, мол, Игнатьев в денежные счета России, за которые от­вечал в Париже.

В 1918 году русское по­сольство и русское консуль­ство во Франции продолжали свою деятельность, и Алексей Игнатьев тоже. О том, что происходит на родине, он мог уз­нать лишь из прессы францу­зов (теперь союзников Бело­го движения). В 1919 году в Париж выехали родные, мать.

Время менялось. Через семь лет после Октября Рос­сийское посольство во Франции стало Советским. И 225 миллионов франков, в банках и на руках промышленников, - российскую собственность - бывший военный агент
Алексей Игнатьев передал новому владельцу - Правительству СССР. Чего ему, конечно, не простили люди из другого лагеря.

Еще несколько лет Алексей Алексеевич со своей второй женой, Натальей Владимировной, жили в предместье Парижа, он работал в советском торгпредстве. Писал книгу воспоминаний (вышла в Москве в 1941 году). И, на
конец, поездка на родину.

Прощаясь, мать просила мешочек родной земли и потом долгие годы выдавала ее в знак особого благоволения, по чайной ложке, на похороны друзей. Та самая Софья Сергеевна Игнатьева, которая прожила счастливые годы в Чертолине; страницы архивных документов хранят записи о ее
благотворительности, метI рические книги села Покровское-Зайцево напоминают о крестьянских детях, воспреемницей которых при крещении выступала графиня...

Первая поездка Игнать­евых в Советский Союз была недолгой. Но они посетили малую родину – Чертолино. Не на тройке, как в памятные времена, на теле­ге въехал в деревню прежний владелец. Описание любимо­го с детства края и встречен­ных людей заняло в книге не одну страницу. Правда, быв­ший граф не сказал, что со­общили все-таки о нем в ми­лицию.

Наконец, в 1937 году се­мья окончательно переехала в Москву, Алексей Игнатьев поступил в распоряжение Наркомата Обороны “на дол­жность высшего комсостава”. Рукопись воспоминаний по­лучила признание и выдержала до наших дней немало переизданий. Наш земляк был принят в Союз писателей СССР. Тот, кто любит исто­рию, особенно историю Рос­сии, получает немалое удо­вольствие от этой наполнен­ной людьми и событиями, прекрасным литературным языком написанной книги.

Ушел из жизни Алексей Алексеевич в 1954 году. По рассказам очевидцев, неза­долго до того побывал еще раз в Чертолине, поклонился земле своих предков.

Татьяна ГОРСКАЯ.

 

 Алексей Игнатьев в Па­жеском Его Величества кор­пусе.

 

 Генерального штаба полковник граф А. А. Игнатьев

Генерал-майор Красной Армии.  1940 г.

 Дом Игнатьевых  в Чертолине.

 

 

272

Оставить сообщение: