icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Тверское время
22:53
Суббота, 24 Июля
Рекламный баннер 990x90px top

Прощай, Шурочка…

2016-11-02

 

Людмила Ивановна Иванова родилась 22 июня 1933 года в Москве. Окончила Школу-студию МХАТ в 1955 году. C 1955 года – актриса Московского передвижного драмтеатра. C 1957 года - в труппе Московского театра "Современник", практически со дня основания театра. Актриса участвовала во всех эпохальных спектаклях теперь уже легендарного театра и была ему верна до последнего дня. Параллельно с работой в театре снималась в кино. В своем первом фильме «Добровольцы», вышедшем на экраны в 1958 году, сыграла роль комсомолки в красном берете.
Наибольшую известность актрисе принесла роль общественницы Шуры 
в фильме Эльдара Рязанова «Служебный роман». В общей сложности Людмила Иванова снялась более чем в 80 фильмах.

С 1990 года была художественным руководителем театра "Экспромт". Руководила детской студией актерского мастерства при "Экспромте". Автор либретто к музыкальным спектаклям, песен, которые исполняли Анна Герман, Гелена Великанова, Майя Кристалинская, и сама Людмила Иванова. Ей принадлежат такие строки: "Только мне все кажется, почему-то кажется, что между мною и тобой ниточка завяжется"... 
Была профессором Славянской академии гуманитарных наук, членом Союза писателей России. Автор книг воспоминаний "Я люблю вас", "Я помню", "Мой "Современник", "И грустно, и смешно", "Когда я буду снова молодым", а также нескольких сборников детских стихов и песен. В 2016 году вышла книга актрисы "Счастливое время" о создании театра "Современник".
Людмила Иванова была замужем за Валерием Миляевым (1937—2011), бардом, писателем, доктором физико-математических наук. Старший из двоих её сыновей — Иван Валерьевич Миляев, заслуженный художник Российской Федерации, художник-постановщик театра «Экспромт», директор московской художественной школы № 3 имени В. А. Ватагина и декан художественно-постановочного факультета в Гуманитарном институте телевидения и радиовещания имени М. А. Литовчина. Младший сын — Александр  умер в 30-летнем возрасте в 2010 году.

 

В 2013 году в преддверии своего 80-летия Людмила Иванова дала большое интервью для «Новых известий» (печатается с сокращением).

…Несмотря на проблемы со здоровьем, актриса продолжает вести активную творческую жизнь и вовсе не обделена вниманием, о чем свидетельствовал, в частности, огромный букет пионов на столе хозяйки дома.

 - Эти цветы подарили мне мои студенты-третьекурсники. Я преподаю актерское мастерство в Международном славянском институте, и сейчас мы готовим к выпуску спектакль «Без вины виноватые» по Островскому. Выбрали эту тему, потому что в нашей стране стало слишком много брошенных детей, и на правительственном уровне уже затеяли тяжбу об усыновлении. На каком-то этапе подготовки спектакля подумала, что у нас ничего не получится, слишком сложная пьеса. Но ребята молодцы – неплохо играют. Они вообще очень хорошие студенты, но главное, они замечательные люди. Больше всего я люблю возиться с молодежью, с ними я на одной волне. С ними чувствуешь ритм жизни.
– Этот ритм вам задает и детский музыкальный театр, который вы организовали больше двадцати лет назад?
– Нашему театру «Экспромт» уже 23 года, но до сих пор я не могу убедить всех, что детский театр просто необходим городу. Потому что мы должны воспитывать и будущего зрителя, и просто добрых людей. А наш театр действительно добрый, и все спектакли у нас кончаются хорошо. Даже Оловянный Солдатик не сгорает в огне, а женится на Балерине. Театр «Экспромт» очень любят зрители, и среди них уже происходит смена поколений: те, кто ходил сюда ребенком, теперь приводят в театр своих детей.
– Можно ли сказать, что создание театра было вашей мечтой, которая осуществилась?
– Скорее он возник экспромтом. А началось все с того, что мы с моим мужем Валерием Миляевым и композитором Виктором Фридманом сочинили мюзикл «Доходное место» по Островскому и хотели поставить его в «Современнике». Но в силу многих причин этому не суждено было сбыться. Однако о мюзикле узнала доцент ГИТИСа Жанна Тертерян и поставила его со своими студентами. А затем и меня пригласила в институт преподавать актерское мастерство. В это время мы своим маленьким творческим коллективом сочинили еще один мюзикл «Крошечка-Хаврошечка», который тоже поставила Жанна Григорьевна. А потом в ГИТИСе запретили ставить подобные спектакли со студентами первых курсов, и я решила создать свой театр, в котором могла бы экспериментировать. К счастью, мою идею поддержали депутаты Николай Гончар и Сергей Демьянюк и помогли найти помещение для театра. Вот так все и началось.
– Может, знакомство с Натальей Сац тоже повлияло на ваше решение?
– Возможно, подспудно я помнила об этом. Наталья Ильинична была удивительной женщиной. Я познакомилась с ней в Московском драматическом театре при гастрольном бюро СССР, куда попала после окончания школы-студии МХАТ. А руководила этим театром Наталья Сац, которая как раз вернулась из Казахстана, куда вынуждена была уехать после ареста по статье «член семьи изменника Родины». Шел 1955 год, но порядки в стране были жесткие, и ей – основательнице первого в мире драматического театра для детей и, опять же, первого в мире музыкального театра для детей – запретили руководить основанным ею же коллективом. Это очень несправедливо, но она продолжала работать самоотверженно и благополучно руководила нашим театром. Сюда же пришла и режиссер Наталья Паркалаб, которая в свое время была артисткой в театре Сац. Она не предала своего учителя, ушла из «Ленкома» и вернулась к Наталье Ильиничне.
- В спектаклях звучат замечательные песни, написанными вами и вашим супругом. Людмила Ивановна, признайтесь, приятно слушать свои сочинения со сцены?
– Конечно. Особенно, если их исполняют гениальные певцы. Такие, какой была Анна Герман. В ее репертуаре были песни, написанные моим мужем и мною. Мы ведь с Анечкой были не просто знакомыми – мы были подругами. Когда она приезжала в Москву, мы обязательно встречались или у нее в гостинице, или же у нас дома. Анюта подружилась со всей нашей семьей, но особенно с Иваном, моим старшим сыном. Иван у меня парень высокий, поэтому она частенько говорила: «Ваня, ходи со мной по городу, мне будет приятно, потому что мы с тобой одного роста». Аня рассказывала о своем ребенке, очень скучала по нему и говорила: «Милочка, нам так тесно. Квартирка у нас такая маленькая, а мы со Збышеком такие большие, да еще сын и няня. Очень трудно. Я облюбовала двухэтажный домик и хочу купить половину, но для этого мне надо расселить жильцов». И она зарабатывала на эту половину дома. Заработала, а обставить его не успела… умерла на раскладушке в пустой комнате.
– Многие, слушая хрустальный голос Анны Герман, не могут сдержать слез.
– Ой, а я тем более плачу, из меня легко выбить слезу. А если поют твою песню, то вообще возникает такое чувство, будто ребенка родила. Разве мог кто-то остаться равнодушным, когда Анечка с болью в голосе пела: «Только мы наш вальс с тобою не дотанцевали». Это что-то запредельное. Когда Анна заболела, она стала адвентисткой седьмого дня, в память о своей бабушке. Лечилась какой-то медью, еще чем-то – в общем, нетрадиционными способами. Как-то, будучи у меня в гостях, попробовала рябину, засыпанную сахаром, и ей жутко понравилось. Из Польши прислала мне письмо, в котором написала, что рябина, как ей кажется, придает ей силу, и просила прислать. А у нас в Москве уже выпал первый снег, и мы даже не представляли, где искать дерево с плодами. Взяли с собой сына и поехали по всей Москве, по самым отдаленным окраинам в поисках рябины. Наконец, к часу ночи нашли дерево с плодами, не знаю, как еще разглядели их в темноте. Сын залез на дерево и сбрасывал нам ветки, а мы с мужем собирали их. Приехали домой и, не дожидаясь рассвета, тут же помыли и засыпали сахаром. А утром отвезли посылку на почту и отправили в Польшу. Не помогло…
– Людмила Ивановна, вы ведь дружили не только с Анной Герман, вашими подругами были также Майя Кристалинская и Гелена Великанова. Три талантливые женщины, и все с непростой судьбой. Может, это вообще присуще всем талантливым женщинам?
– Если задуматься, то действительно между талантом и непростой женской судьбой есть какая-то взаимосвязь. Среди талантливых женщин мало счастливых. Может, потому что женщина самостоятельная и талантливая не умеет и не хочет подстраиваться под кого-то, не умеет быть терпеливой. А мужчина – он ведь хрупкий, нервный, слабый. И его надо беречь. На этом фоне я даже усомнюсь в своем таланте, потому что считаю себя очень счастливой женщиной. Думаю, это потому что у меня муж очень умный и очень терпеливый. С артисткой жить тоже непросто. Но он все на юмор сводил: «Ну не съешь же ты меня, в самом деле».

Эпилог

И хотя в чем-то актриса похожа на свою Шурочку – до съемок в культовом фильме Эльдара Рязанова она была и парторгом, и председателем месткома в «Современнике», в жизни Людмила Ивановна совершенно другой человек. Однажды Валерий Миляев так сказал о своей жене: «Ее предназначение – всех ободрять. Она готова поддержать и утешить друзей и соседей, знакомых и коллег по театру и даже тех, кого видит по телевизору. Это ее жизненное кредо»

ПАВЕЛ БРОНШТЕЙН

624

Оставить сообщение: