icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Тверское время
10:33
Вторник, 11 Мая
Рекламный баннер 990x90px top

Сталин - Хорошево - Первый Салют

2016-09-27

Событие, действительно, редчайшее: за всю Великую Отечественную войну Сталин больше не выезжал на фронт.  Поэтому, наверное, и интересно выяснить не только обстоятельства, но и причину этой знаменитой поездки. Д.А. Волкогонов (историк, генерал-полковник) высказал мнение, что Сталину это нужно было для его исторического реноме. А выбор места для поездки был далеко не случаен: Верховный главнокомандующий хотел своими глазами увидеть город, откуда почти полтора года исходила угроза нового похода немцев на Москву.

Сталин придавал огромное значение разгрому немцев на Ржевско-Вяземском плацдарме и лично принимал решения по большинству операций. Из личного и строго секретного послания премьер-министра Великобритании У. Черчилля И. В. Сталину: "Примите мои самые горячие поздравления по случаю освобождения Ржева. Из нашего разговора в августе мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта... 4 марта 1943 года". И еще. Быть может, это совпадение, но любопытно, что звание маршала Советского Союза Сталину было присвоено не после разгрома немцев под Сталинградом (2 февраля 1943 года), а 6 марта 1943 года, когда, наконец-то, были освобождены Ржев и Гжатск.

В этом году вышла книга «Записки из чемодана», в осноу которой легли тайные дневники певого председателя КГБ Ивана Серова. Книга вышла при поддержке Российского военно-исторического общества.  Эти записи считались утерянными. Обнаружили их только спустя 25 лет после его смерти. Внучка Ивана Александровича, Вера Серова, занимаясь ремонтом старого дедовского гаража, совершенно случайно нашла тайник. А в нём — чемоданы с рукописями. Здесь - отрывок из дневника И.А. Серова, по выезду Сталина на фронт в августе 1943-го.

 

«Об этом никто не должен знать»

В августе 1943 года меня вызвал в Кремль Верховный главнокомандующий Сталин. Примерно в 3 часа ночи, когда я явился, он посмотрел на меня, улыбнулся, затем, поздоровавшись, сказал: «Я собирался ехать на Западный фронт к Соколовскому и на Калининский к Еременко, с тем чтобы ознакомиться на месте с дальнейшими наступательными действиями войск и подтолкнуть Еременко к более активным действиям», - и далее продолжал (*): «Руководство охраной и организацией поездки возлагается на вас. Весь маршрут по фронтам я скажу вам потом. Сейчас надо вам выехать в Гжатск и подготовить домик для ночлега и место, где кушать. Завтра утром встречайте наш поезд. Все ясно?» Я говорю: ясно. И добавил: «Об этом никто не должен знать, в том числе и нач[альни]к Управления охраны генерал Власик».

 

* * *
Было уже 9 часов вечера, когда т. Сталин позвал меня: «Завтра мы должны быть на Калининском фронте у Еременко. Остановимся в районе Ржева. Мы утром выедем туда поездом, а вы самолетом. Организуйте это».

Утром проводил Сталина до вагона и сразу же на У-2 вылетел. Через 40 минут был на месте. Около Ржева имеется маленькая деревня Хорошево, домов 20, и, к удивлению, не сильно разрушенная немцами.

Мне понравился один небольшой домик с крыльцом и дворик сравнительно чистый. Захожу к хозяйке и говорю, что в этом доме остановится советский генерал на пару дней. Она, глупая, как завопит на меня. Что же это такое, при немцах полковник жил, русские пришли - генерала на постой ставят. Когда же я жить буду? Я тоже разозлился, говорю, чтобы через полчаса тебя не было здесь. А я уже узнал, что через дом живет ее брат, так что и она может там ночь переспать.

Остановил машину с солдатами, которых туда послал генерал Зубарев, нач[альни]к охраны тыла фронта, солдаты мне вымели двор, сложили печурку, вымыли полы, протерли кровать, столы, и я выставил из них охрану. Сам поехал на станцию. А станция оказалась одним названием. Имелись лишь остовы двух домиков, остальное все было разрушено. Около ж/д линии ходил какой-то ж/д чин в красной фуражке. Я подошел, поздоровался и говорю: сейчас пойдет паровоз и два вагона, надо их остановить. Он, посмотрев на меня, гражданского человека, хотя и со значком депутата Верховного Совета СССР, и говорит: это пойдет спецпоезд, и я остановить не имею права.

Я спрашиваю: а как останавливают поезда? Он показал круговые движения, а сам отошел в сторону, видимо, чтобы не отвечать за мои действия. Я встал на ж/д линию и, когда подходил поезд, стал махать кепкой, чтобы поезд остановился. Смотрю, машинист стал замедлять ход, а затем и встал. Когда вышли на вокзал и сели в машину, за рулем сидел запасной шофер, который несколько лет тому назад возил Сталина. Он так разволновался при виде Сталина, что ему стало плохо и заболела голова. Но доехали.

«Победы будем встречать салютом»

По приезде в домик т. Сталину понравилось размещение. Т. Сталин поднял трубку и заказал Еременко (ком[андую]щего фронтом). Со двора слышу по телефону начался «шум», который длился минут десять из-за того, что фронт топчется на месте. Получился разговор «по-русски» раза два в адрес Еременко, что с ним редко случалось, и он повесил трубку. Я впервые слышал такую ругань Сталина. Потом позвал меня и говорит: «Сейчас приедет Еременко. Надо встретить у деревни и проводить сюда. Кто это может сделать?» Я ему говорю: нач[альни]к охраны тыла Калининского фронта г[енерал-]м[айор] Зубарев. «Давайте его сюда».

 



Я послал за Зубаревым, и когда он пришел, я рассказал ему, какое задание даст т. Сталин. При этом добавил, что называть его надо т. Сталин, без всяких титулов. «Поняли?» - спрашиваю его. Он на меня уставился и говорит: «Я еще ни разу не видел т. Сталина». Я говорю: «Ну вот и увидите».

Пришли. Смотрю, Зубарев побледнел и молчит. Говорю: вот генерал Зубарев, т. Сталин. В это время Зубарев собрался с духом и начал: «Товарищ Верховный главнокомандущий, Маршал Советского Союза, по вашему приказанию генерал-майор Зубарев прибыл». Сделал шаг влево и щелк каблуками. Т. Сталин подошел к нему и поздоровался, тот ему: «Здравия желаю, товарищ маршал Советского Союза». Шаг в сторону, щелк каблуками.

Т. Сталин посмотрел на меня, я уже понял, что мне будет за этот «доклад». Затем спросил Зубарева, знает ли он Еременко. Зубарев опять отвечал с полным титулом, щелк каблуками, и так продолжалось, пока Зубарев ушел. Мне бы уйти. Но я знал, что т. Сталин вернет и выругает. Стою. Он поглядел на меня и говорит: «Ничего не сделает, ничего не понял». Я говорю: приведет. «А что он как балерина прыгает?» Я говорю, он смутился, разговаривая с вами.

Через минут 30 смотрю, едет легковая машина, а за ней пикап с людьми, с кино- и фотоаппаратами. Я остановил их метрах в 30 от дома. Поздоровались с Еременко, и тут же я махнул рукой пикапу, чтобы уезжал обратно. Еременко стал просить оставить эту «кинобригаду» для того, чтобы сфотографироваться со Сталиным «в фронтовых условиях». Я сказал: пока убери, а когда договоришься с т. Сталиным, тогда позовем.

Я провел его к Сталину. Уходя, я вновь услышал разговор на высоких тонах, почему фронт не выполнил боевую задачу, поставленную Ставкой.

В это время меня отозвал пограничник из войск НКВД по охране тыла фронта и доложил, что только что по радио сообщили, что наши войска заняли Белгород и выбивают фашистов из г. Орла. Я доложил об этом Сталину. Он, улыбнувшись, сказал: «В старой Руси победу войск отмечали при Иване Грозном звоном колоколов, кострами, гуляньями, при Петре I - фейерверками, и нам надо тоже отмечать такие победы. Я думаю, надо давать салюты из орудий в честь войск победителей». Мы с Еременко поддержали эту мысль.

Далее Еременко вновь повторил т. Сталину, что его фронт начнет активные действия и освободит от немцев города. (Кстати сказать, эти обещания Еременко так и не выполнил в дальнейшем, и его скоро за обман освободили от [должности] командующего фронтом.) Перед отъездом Еременко Сталин опять потребовал вино и фрукты, и выпили по рюмке за успех на фронте. После этого Еременко осмелел и говорит: «Т. Сталин, мне хотелось бы с вами сфотографироваться во фронтовых условиях».
Сталин посмотрел на него, промолчал и говорит: «А что, неплохая мысль». Еременко расцвел. Далее Сталин сказал: «Давайте, Еременко, условимся так: как только ваш фронт двинется в наступление и освободит Смоленск от немцев, вы оттуда позвоните мне в Москву, и я приеду специально к вам туда, и сфотографируемся».

 

В тот же день вечером, согласно приказу Верховного главнокомандующего Сталина, был произведен салют в ознаменование победы над фашистами, от которых освобождены Белгород и Орел. Было произведено 12 залпов из 24 орудий поздно вечером.

 

***

В советское время к факту поездки многие относились скептически, и только новые публикации в 1990-е годы, в том числе воспоминаний людей, сопровождавших Сталина, уничтожили недоверие.

В самом Ржеве никогда не сомневались в приезде Сталина. В Ржевском краеведческом музее хранится решение об увековечении памяти об этом событии. Живет красивая легенда: якобы жители города после войны обратились к Самому с предложением создать в доме, где он останавливался, музей. Сталин якобы ответил, что в музей ходят не часто, пусть в этом доме будет библиотека. Библиотеку имени Сталина в доме и открыли, а хозяйке дома построили новый, в Ржеве. Библиотека работала до создания в 2015 году музея Российского военно-исторического общества «Калининский фронт. Август 1943 года». 


Подготовила Нина СЕРОВА.

  Примечание
* Выезд Сталина в расположение Западного и Калининского фронтов был, без сомнения, приурочен к подготовке Смоленской операции (она же операция «Суворов»). Верховный главнокомандующий прибыл в штаб Западного фронта 2 августа 1943 г., а операция «Суворов» началась 7 августа. Ее целью являлось освобождение Смоленска и разгром левого крыла немецкой группы армий «Центр».

215

Оставить сообщение: